Все тайны Balenciaga от Мэри Блюм

Долгожданная книга «Balenciaga. Аристократ высокой моды» вышла осенью прошлого года и наконец-то попала ко мне в руки. Вы спросите: «Почему долгожданная?». А потому что великий кутюрье Кристобаль Баленсиага славился не только своими утонченными нарядами, но и крайней скрытностью. До выхода этой книги было необычайно мало известно как о личной жизни самого кутюрье, так и о деятельности его модного Дома.

В то время, пока Диор радостно распахивал двери своего Дома для журналистов и репортеров и даже имел отдельного PR- менеджера, Баленсиага сначала вовсе не допускал журналистов на свои показы, а затем, смягчившись, предоставлял им возможность посетить свой Дом спустя два месяца после презентации коллекции. Редкому фотографу удавалось запечатлеть этого сдержанного, аристократично одетого мужчину на улицах Парижа, не говоря уже о рабочем процессе внутри Дома. Поэтому можно себе вообразить вполне обоснованные сомнения модного общества того времени насчет факта существовании самого кутюрье.

Книга практически полностью написана со слов «первой леди по продажам» Дома Баленсиаги Флоретт Шело. Эту, тогда еще 25-летнюю девушку, Кристобаль нанял первой в 1937 году, когда открывал свой модный Дом в Париже. Флоретт имела самый высокий доход от продаж благодаря своему человечному отношению к клиентам и проработала в Доме до его закрытия в 1965 году.

Баленсиага был признанным королем моды своего времени. Его лучшим другом был Юбер де Живанши, его уважала Шанель за его способности кроить и шить, а не «только придумывать и рисовать». Журналисты писали о нем: «Этот тихий испанец внес стабильность и элегантность в суматошный мир моды». К слову сказать, Баленсиага, в отличие от многих кутюрье того времени, вышедших из других модных Домов, прибыл в Париж 41-летним успешным бизнесменом, имевшим уже семь модных домов в Испании.

Для своих подчиненных и малочисленных друзей он был немного замкнутым, честным, ужасно педантичным, порой, тираном в мелочах, но истинным мастером своего дела. Баленсиага очень любил нестандартные фигуры, ему доставляло удовольствие с помощью кроя платья преображать женщину: «Дайте мне несовершенную фигуру, и я сделаю ее совершенной». Его идеей фикс были рукава – он переделывал их бесконечное количество раз.

И, кстати, меня поразило, что та история, которую историки моды у нас пересказывают много раз о становлении великого кутюрье, оказалась всего лишь вымыслом. Маленький мальчик Кристобаль не подходил к Маркизе на площади и не предлагал ей сшить такое же платье и даже лучше. Все дело было в том, что его мать была известной портнихой в том рыбацком городке Испании, и уже давно обслуживала ту небезызвестную Маркизу, а Кристобаль, с детства наблюдая за матерью, также проникся любовью к портновскому делу и был вхож в покои Маркизы. Так все и началось.

SONY DSC«Многие его клиентки были француженками, потому что хорошо одетой женщине полагалось иметь платья от Баленсиаги, но строгость его линий вступала в противоречие с любовью парижанок к декоративности»

SONY DSC«Ни один другой модельер не умеет достичь такого соединения душераздирающей простоты с неизменной сложностью»

SONY DSC«Нелюдимость Баленсиаги и его цены, самые высокие в Париже, создали его модному Дому репутацию заведения исключительного и снобистского»

«Никто понятия не имеет, как тяжела эта работа, сколько трудов стоит вся эта роскошь и гламур».«Никто понятия не имеет, как тяжела эта работа, сколько трудов стоит вся эта роскошь и гламур»

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *